You are here

Ольга МЕТЛИНОВА: Театр СТРОИТСЯ НА ЛЮБВИ






- С чего начинались ваша жизнь в театре?
- Я пришла в театр в 19 лет. В театре начинались стройка. Строился большой зал  и спек­таклей было поэтому мало. Репетировали  "Бумбараш", шел "Колобок". Потом в репертуаре появился спектакль Александра Сергеевича Кузина "Чу-ха-ха".
- Повезло вам, присутствовать при рождении нового, «самартовского» стиля!
- Да, я оказалась у истоков зарождения именно этого теат­ра, "СамАрта". Это была сере­дина девяностых. Когда я при­шла в театр, труппа была еще небольшая. А теперь многие ар­тисты хотят попасть в наш те­атр. Приезжают, показываются. Отбор в труппу идет очень жесткий. К тому же после­дние десять лет актеров готовит Самарская ака­демия культуры и ис­кусств. Пополнение мо­лодежью идет за счет курса Юрия Ивановича Долгих. Еще одна воз­можность набора в труп­пу открылась благодаря тому, что театр строит гостиницу - раньше были проблемы с жильем для приглашенных из других городов актеров.
- Легко ли новому человеку войти в труп­пу "СамАрта"?
- Желающих попасть в наш театр очень мно­го. Когда артисты приез­жают, они еще толком не знают, зачем. Слышали, что интересный театр... Но ре­альную атмосферу нашего теат­ра, жизнь в нем себе не пред­ставляют. "СамАрт" - театр-дом, у нас очень теплые отношения между актерами, что редко встречается в театральной сре­де. Мы очень дружны, у нас нет борьбы, соперничества, конкуренции. Когда в труппе появля­ется яркий актер, он всегда су­меет достойно проявить себя, получить свою коронную роль.
- Если климат идеальный, значит, все новые актеры приживаются?
- Нет. Люди, повидавшие другие театры, привыкли к дру­гой атмосфере. Наша специфи­ка еще и в том, что с нами ра­ботают разные режиссеры. У каждого свои требования. Каж­дый раз непонятно, кто будет играть в постановке, как сложат­ся отношения с режиссером. У меня сложились отношения с Кузиным - я получала роли во всех его постановках, кроме "Счастливого Ганса" и "Женщи­ны в подарок". А у Цхиравы и Шапиро центральных ролей я не получала.
- А ведь как раз Адольф Яковлевич вас в театр прини­мал?
- Да, меня смотрели Шапиро и Дашкевич. Я понравилась Дашкевичу. Пела под гитару "Очи черные".
- Сергей Филиппович рас­сказывал, что Дашкевич ска­зал Адольфу Яковлевичу: "Ее нужно немедленно брать!" Шапиро возразил: "Она ма­ленькая". А Дашкевич отве­тил: "Маленькая, да удалень­кая!"
- Да, я их развеселила. Чи­тала "Муху-Цокотуху": "Муха по полю пошла, муха денежку на­шла!" Шапиро спросил: "Какую денежку? Покажи!" И я показа­ла - огромную денежку нашла муха, стала кататься по полу с этой денежкой! А потом я у Даш­кевича попросила пиджак.
- Как это?
- У меня перед глазами пе­лена была от волнения. Я виде­ла смутно знакомое лицо, но не сообразила сразу, что это Даш­кевич. И говорю ему: "Мужчи­на, извините, а можно у вас пид­жачок одолжить?" - "Пожалуй­ста", - ответил Дашкевич.
- Зачем вам пиджак-то был нужен?
- Я читала монолог Зины из пьесы "Набережная". Прическу себе соорудила - зализалась, хвост сзади завязала. Зина крупная, и мне для объема пид­жак и понадобился. А Дашкевич еще прибавил: "Пиджачок поак­куратнее, пожалуйста!"
- А я думала, что вы играе­те только тех героинь, кото­рых зовут Наташа! В "Пред­ложении" из "Доктра Чехова", в "На дне "! А если серьезно - у вас есть роли, которые вам хотелось бы сыграть?
- Я радуюсь любой роли, ко­торую суждено сыграть. Сейчас пошли новые веяния - актеры выпрашивают себе роли. Если меня заметил режиссер, захо­тел, чтобы я играла, я очень рада. Недавно мне попалось интервью с Нонной Мордюковой - она говорит, что взаимоотно­шения режиссера и актера - это как любовь. Только на любви строится театр.
- Кстати, о любви: кто ваши любимые партнеры?
- Дима Добряков, Сергей Александрович Захаров - он иг­рает моего отца в "Докторе Че­хове". У меня там не все полу­чалось, меня Кузин гонял. У меня был такой зажим - роль хорошая, очень хотелось ее сыграть как следует, и было слишком много старания. Кузин стремился это старание убрать. Вот там мне партнеры очень помогли. У Захарова темпера­мент беспредельный, и они с Добряковым меня вытащили. С Розой Хайруллиной играю в "Чу-ха-ха" - у нее глаза горят, даже когда у нее нет сил. Очень нра­вится мне Леша Меженный -Пепел в пьесе Горького "На дне". Можно бесконечно пере­числять - например, вся компа­ния "Чу-ха-хи", они все там зас­луженные, именитые, а со мной на равных играют, дурят... С Земляковым с большим удо­вольствием играю Снегурочку, он Дед Мороз.
      Я люблю всех актеров наше­го театра, счастлива встретить­ся с каждым. И театру нашему любимому желаю всего, что же­лают юбилярам - счастья, успе­хов и особенно долголетия! Пусть живет, развивается, оста­ется на таком же высоком уров­не, как сегодня!