Вы здесь


У. Шекспир

Гамлет

Чёрная комедия: хроника вывихнутого века

Премьера состоялась
22 сентября 2013 года


Ограничение по возрасту
18+


Продолжительность
4 часа, с двумя антрактами


Цена билета
550-600 руб.


Режиссер-постановщик
Праудин Анатолий

Сценическая редакция
Праудин Анатолий, Волошина Ася

Ассистенты режиссера
Заслуженный артист РФ Агапова Ольга, Добряков Дмитрий, Маркелов Павел

Художник-постановщик
Заслуженный деятель искусств РФ Порай-Кошиц Алексей

Художник по костюмам
Цветкова Ирина

Художник по свету
Белозерцева Мария

Музыкальное оформление
Салманова Светлана

Хореограф
Самохвалов Павел

Помощники режиссера
Татьяна Дорохина, Карташова Оксана



Действующие лица и исполнители:


Дух Наумова Татьяна
 
Тень отца Гамлета Самохвалов Павел
 
КлавдийЗаслуженный артист Самарской области Меженный Алексей
 
Гамлет Маркелов Павел
 
ПолонийЗаслуженный артист РФ Долгих Юрий
 
Горацио Добряков Дмитрий
 
Лаэрт Елхимов Алексей
 
Розенкранц Макаров Сергей
 
Гильденстерн Дильдин Сергей
 
1-й актерЗаслуженный артист РФ Захаров Сергей
 
Труппа театра Голикова Елена
Кирилина Марина
Львова Вероника
Максимова Виктория
 
Озрик/Священник Коннов Юрий
 
Марцелл/Вестник/Стража Зимников Владимир
 
Бернардо/Корнелий/Стража Фирсов Алексей
 
Франциско/Вольтиманд/Стража Кондрашев Алексей
 
1-ый комик (Могильщик)Заслуженный артист Самарской области Земляков Юрий
 
2-й комик (Могильщик) Рудаков Игорь
 
ГертрудаЗаслуженный артист РФ Агапова Ольга
 
Офелия Тулаева Анна
 
Флейта, Саксофон, Ударные Салманова Светлана
 


Это история одного  вывиха и одного костоправа. Гамлет обнаруживает уродство мира. Гамлет  вылезает из «скорлупы ореха». Гамлет берёт на себя труд и бремя «вправить миру суставы». Горько, что он не понимает: при этом он до основания вывихнет себя. Горько? Да. Но сегодня ещё и смешно.

Анатолий Праудин о постановке: «Сразу было понятно, что это история о столкновении нравственной личности с вывернутым миром. Размышляя о том, как этот вывернутый мир можно было бы организовать и какого качества эта жизнь, я сориентировал артистов на то, что в трагедию нужно проникать через эксцентрику. Должно быть какое-то созвучие с нашим миром - а он очень эксцентричен. Нужно показать, как здоровое начало сталкивается с этой средой и погибает в ней - то есть растворяется и становится таким же. Всё повернулось именно в эту сторону. В сторону эксцентрики и черного юмора…» (в интервью «Волжской коммуне»).
       
«…За гротесковой формой скрывается извечное противостояние добра и зла, мудрости и безумия, пафоса и комизма. "Дописанный" за Пастернака витиеватый подстрочник, костюмы, сценография, пластика, вытесняющая текст из многих сцен, живые звуки саксофона и всевозможных шумелок - все служит одной цели: показать ржавый мир, в котором нет места любви - Гамлет одинаково равнодушен и к матери, и к Офелии, на похоронах которой он смеется, да и к своему отцу, за убийство которого мстит…» (Российская газета).

«…После встречи с Призраком Гамлет решает вправить суставы вывихнутого века. Но есть одна подробность. Обожженный геенной Гамлет в момент встречи с Призраком свихивается сам. Он дико хохочет, и вся остальная цепочка его действий — помрачение, главный грех которого не Офелия и не Полоний, а горделивое посягательство вправить суставы миру, делающее Гамлета нелюдью, холодноглазым чудовищем» (Петербургский театральный журнал).

«…В праудинской трактовке пьесы на самом деле нет ничего радикального: за гротесковой формой скрывается вполне традиционная оппозиция чистого и грязного, здорового и бреда, героического и комического. Принц Датский приходит из зала, весь в белом, - по контрасту к мрачным фиолетово-рыжим тонам на сцене. Он один среди этих обутых в "гриндерсы" и говорящих на суровом подстрочнике Аси Волошиной персонажей объясняется возвышенным стихом Пастернака и ходит в классического кроя плаще. Ему одному, как эту цепь, доставшуюся от отца, придется нести бремя романтического героя. В нескучной компании эксцентричных жителей Датского королевства это особенно тяжелый груз» (Волжская коммуна).