You are here

Игорь Данюшин стал «дальнобойщиком»






Для театра "СамАрт" Игорь Данюшин - настоящая находка. И дело вовсе не в том, что по возрасту он является одним из "патриархов". Несмотря на шестьдесят лет (эту дату актер отметил в конце прошлого года), Игорь Данюшин остается весьма жизнерадостным и, что очень важно, увлеченным профессией человеком. Одним из свидетельств "профессиональной молодости" артиста стало и то, что 2003 год принес ему первую роль в кино.

«Калягин передал адрес»
- На вашем юбилейном вечере был показан спек­такль "На дне". Почему вы выбрали именно его?
- Придумывать что-то для своего дня рождения странно: кто, в конце концов, родился - зрите­ли или я? Хотя, конечно, последние года полто­ра мысли самые разные приходили в голову, но готовить однодневную, "одноразовую" поста­новку мы все-таки не стали. Премьера "На дне" прошла 18 октября позапрошлого года. Я подошел к директору и говорю: "А что мы голову ло­маем? Один сезон для спектакля - возраст. Там все роли бенефисные - а моя, Актер, - вдвойне!" Мы остановились на горьковской пьесе, невзи­рая на то, что мой герой в итоге покончил с со­бой. Впрочем, для поздравительной части я предлагал не совсем скромную фразу: "Актер умер - да здравствует актер!"
    Как только закрылся занавес после спектакля, мне стали говорить всякие приятные, соответ­ствующие случаю слова. Потом мои партнеры устроили мини-капустничек, вспомнили какие-то детали моего пути в шаржевом (не сатиричес­ком!) стиле. Также выступали гости, пришедшие на вечер, - это и артисты из театра оперы и ба­лета, драматического, театра кукол, приехали режиссеры, которые с нами работали.
- Из подарков и поздравлений какие-нибудь ока­зались для вас неожиданностью?
- Мне привезли привет от Александра Каляги­на, который лично просил передать мне адрес. Одна компания подарила мне букет. Когда его передавали, то сказали: "Держите аккуратно!" Красиво так упаковано. Я взял этот букет... Бу­кет оказался хороший - пять звездочек, дагес­танский. Причем со стороны даже не видно было, что цветов там нет - бумага, но какой ка­муфляж! Этот подарок "ушел" на день рождения жены. Адольф Яковлевич Шапиро привез из Земли Обетованной израильскую водку в какой-то плетеной упаковке. Но самым большим по­дарком для меня стало то, что приехал родной брат из Новочеркасска.
- Он у вас нечастый гость?
- Нет! Был всего второй раз. Отпускных хвата­ет только на дорогу. Но тут ради такого случая дочь с зятем накануне сделали ему подарок на день рождения - вручили конверт. Он думал, там деньги, а там два билета - до Самары и обратно. Подарили папке свидание с братом. Когда мы еще увидимся?! Ему шестьдесят восемь, мне шестьдесят, расстояние до Ростовской области тысяча с лишним километров...

"Моя роль в "Трио" называлась «толстый водитель»
- В прошлом году ваше имя несколько неожи­данно появилось в титрах нового фильма "Трио". Как вы попали в этот фильм?
- История очень проста. К нашему брату в те­атр приезжает масса ассистентов по кадрам.
Приезжают прямо с аппаратурой. Раньше хоть на пробы вызывали, была возможность смо­таться в Москву-матушку. А теперь они прилов­чились: приезжают, камеру ставят: "Говорите
сюда!" Вот и видеосъемка по "Трио" уже прошла, пробы сделаны. Подобных встреч было много, а продолжений - во всяком случае, у меня, - не было. В мае позапрошлого года опять приеха­ли, пригласили на пробы всех мужиков. Мы по­шли привычно - как на очередную флюорогра­фию. Вдруг через пару недель звонок, да домой от кинорежиссера Александра Прошкина. А Прошкин - это, между прочим, не имя, а визит­ная карточка. "Холодное лето 53-го" - его фильм. Поэтому, когда мне сделали предложение, я, ес­тественно, не отказался. Роль, правда, у меня маленькая. Тем более что в урезанном виде я сам не все понял... Фильм про дальнобойщиков, ко­торые мотаются по маршруту Россия - Казах­стан, там и наркотики, и прочее. Съемки были под Оренбургом. Моя роль заключалась в том, что я на стоянках, где водители себе кашку ра­зогревают паяльными лампами, краем уха под­слушиваю. А главные герои - милиционеры, которые прикидываются дальнобойщиками, - |себя "подставляют". Мой герой потом "плохим мальчикам" все сообщает - кто, куда, по какому маршруту какой груз везет.
- Добрая роль...
- Да. Так вот в первый раз у меня состоялось свидание с кино на съемочной площадке. А дру­гих киноролей просто нет. Эта - единственная. По сценарию моя роль называлась "толстый во­дитель". А я как вышел... Что вы хотите - жара, лето, одни подтяжки. А сами водители - если вы видели - эдакие "славянские шкафы"! Там дей­ствительно шесть таких, как я. О несыгранных ролях можно было бы сказать гораздо больше. В Москве иногда попадаешь в компании с ре­жиссерами, они все говорят: "Что вы не снима­етесь?" А я откуда знаю - от вас зависит!

"Играл женщин пять раз"
- Были роли, отношения с которыми складыва­лись трудно?
- Трудно было с самого начала, потому что моя самая первая роль на профессиональной сцене была Филе - вор из спектакля "Малыш и Карлсон". Мне пришлось петь, плясать, играть и, что самое интересное, делать это одновременно. Недаром постановщица танцев уже через две недели зва­ла меня в оперетту. Но у меня с нотами напряг, и я отказался. Трудно было чисто технически.
- Какая из ваших ролей была самой необычной?
- Если по названию, то Пуфик. В пьесе у глав­ной героини было три предмета - Пуфик, Телеви­зор и Холодильник, которые за нее по ходу спек­такля очень переживали. У меня был огромный ватный халат...        
     Была у меня и Баба яга - это, ес­тественно, мужская роль. Женщин играл раз пять. В Орле, к сожалению, увольнялся и не ус­пел сыграть фрекен Бок. Ранее я в том же театре играл Мэри Поппинс. У меня были каблуки де­сять сантиметров. Я и так почти сто девяносто, так что родители мне все были по плечо, а дети -по колено. Злодеи тоже бывали - одних Кощеев было штуки четыре. От очередного я просто от­казался. Чуть не на колени встал перед режиссе­ром: "Ну не знаю я, каким еще этого Кощея иг­рать! Он у меня был и злым, и хорошим, и хит­рым, и скучающим, и демоном врубелевским!"
- Кстати, о вашей единственной роли в кино: вы сами машину водите?
- Нет. Не то, что машину - я и на компьютер ни разу пальцем не нажимал. Правда, однажды водил за подвыпившего тракториста трактор "Беларусь". Но это было в чистом поле, прямо на ниве. А больше - никогда.


Олег Вязанкин