Вы здесь

Золотая середина Елены Грушиной






- Где вы учились, где уда­лось поработать до прихода в «СамАрт»?
- Я закончила Горьковское те­атральное училище в 1977 году. Я очень благодарна моему учили­щу, моим педагогам, потому что они в нас вложили душу. Атмосфе­ра у нас была лицейская, нам го­ворили, мол, неважно, что и где вы закончили - когда вы будете играть, важно будет то, что и как вы будете говорить со сцены. Главная заслуга театрального училища заключалась в том, что там раскрыли нашу индивидуаль­ность, сделали ее более яркой и интересной. По сути дела, все вы­пускники нашего курса довольно успешно работают в театрах стра­ны. После окончания училища я осталась в Горьковском театре комедии, потому что так сложи­лось, что мой муж служил в армии в Горьком, и, естественно, я нику­да не могла поехать. Я благодар­на тому театру, даже несмотря на то, что поначалу он не котировал­ся: маленькое помещение, мало денег на постановки. Но потом пришел режиссер Кругов, кото­рый пытался вытянуть театр на другой уровень. Учебное заведе­ние дает основу техники, другое дело, как ты ячейки этой техники заполняешь жизнью и опытом. И актеры Горьковского театра ко­медии были очень самоотвержен­ные люди. Там была очень добро­желательная атмосфера внутри театра. Самое главное, это было очень хорошее актерство на сце­не. Проработав четыре года и сыграв там около 20 ролей, я была приглашена в Куйбышевс­кий театр юного зрителя.
- Как вы попали в Самару?
- В «СамАрт» я приехала в 1970 году, и, конечно, мне очень пригодился опыт, приобретенный в театре комедии. Пусть это не зву­чит как-то самодовольно, хоть я и была молодая актриса, мне было не страшно работать нигде и ни с кем, потому что были основы про­фессии и огромное желание како­го-то самовыражения, уважение своих партнеров и людей, с кото­рыми я нахожусь на сцене. В пер­вые годы было очень много ролей, но это как раз и есть удел моло­дых. Тогда мы играли где-то 400 спектаклей в год и каждые два ме­сяца выпускали премьеру. Оста­лась я в театре, потому что - хотя и было много предложений, так как актриса я молодая - та атмосфера, которая существовала в театре юного зрителя тогда и которую мы сохранили до сих пор, показала, что это именно мой театр, это часть моей жизни. Это очень вы­сокое внутреннее отношение к делу, вне зависимости от того, на каких площадках мы играем. То есть отдача была полная у всех. И это настолько покоряет и поража­ет, что ты понимаешь, что должен соответствовать. Конечно, если бы меня это не устраивало, я бы уехала. У театра был трудный путь, и сегодняшнее название театра «СамАрт» можно расшифровывать по-разному: «сам артист», «самар­ский артист». Сейчас театр интере­сен тем, что это театр постоянно­го поиска новых форм выражения. Сейчас у нас несколько залов, спектакли ставятся не на одной сцене, и это дает зрителю остроту ощущения. Мне очень хочется по­благодарить мой театр, который подарил мне столько счастья. Я люблю ходить в свой театр, и ког­да я не занята в спектакле, я вос­хищаюсь своими партнерами.
- У актера есть сверхза­дача?
- Вообще, актеры - это провод­ники, мы ведем людей на вершину, и главная актерская задача - это благополучно спуститься на землю. Театр - это высший род искусств, который позволяет человеку разде­лить с другим человеком понима­ние «что значит быть человеком».
- Какое у вас амплуа?
- Как профессиональный актер я должна сыграть все. Раньше моими ведущими ролями были героини и острохарактерные роли. Сейчас это уже больше острохарактерные роли. Сейчас, например, мы репетируем пьесу Бредбери «Вино из одуванчи­ков». Там у меня роль Году, председа­тельницы женского общества.
- Когда планируется пре­мьера?
-10 декабря.
- Случались ли с вами казу­сы, нестандартные ситуации на сцене?
- Казусов в актерской жизни бывает очень много. Иногда мы, актеры, собираемся и вспоминаем свою театральную деятельность, это сопровождается гомерическим хохотом, потому что иногда об этом даже не напишешь. Но в тот мо­мент, когда это происходит на сце­не, это не смешно. Делаешь все возможное, чтобы этого не было, чтобы зритель не заметил, что что-то не так.
- Если бы у вас появился второй шанс, вы захотели сно­ва стать актрисой?
- Да, конечно, я хотела бы. Хотя... Я не хотела бы снова стать молодой, мне нравится мой воз­раст. Мне нравится то ощущение мира, которое пришло ко мне. Эти 50 лет подарили мне много разо­чарований, ошибок, горя, счастья, потрясений и восторга, у меня по­явилось ощущение небольшой со­причастности к миру, и иногда это дает ощущение гармонии и спокой­ствия. Мне очень нравится нынеш­ний мой возраст и состояние моих мыслей и чувств.


Вероника ПОСТИКА